Искусство прощать

Искусство прощать


«И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим….». Именно так звучат слова из самой известной в православном мире молитве. Но о чем мы просим? Действительно ли мы «прощаем должникам нашим» или это просто слова? Что значит простить? Как это делается? Так много вопросов и так мало ответов….

Прощение, любовь, сотрудничество — все эти виды человеческих переживаний, с соответствующими особенностями поведения, не являются врожденными, а значит, сами по себе не появляются. Э. Фромм написал целую книгу «Искусство любить», чтобы показать людям, что не все, что мы называем любовью ею является, не все, кто считают себя способными на любовь, на самом деле могут себе ее позволить. А как же на счет прощения? Это более простое, чем любовь, чувство или нет?

Прощение, по сути, есть отражение способности к принятию, толерантности и эмпатии. Все эти процессы базируются на защитном механизме проекции, смысл которой в ошибочном восприятии внутреннего как внешнего. Т.е. человек путает то, что исходит изнутри него, как приходящее из вне. Так, ревнивый подозревает в измене, лживый ищет признаки обмана в окружающих его людях, а бесхитростный доверяет всем подряд. Проекция помогает понять другого путем постановки себя на его место, но только в том случае, когда у самого человека есть аналогичный опыт. Именно об этой маленькой проблеме говорится в поговорке: «Сытый голодного не понимает». Мы можем понять и посочувствовать человеку, переживаемому боль утраты если сами ее пережили, унижение бедностью если сами прошли через это, радость рождения ребенка если у нас есть свои дети и т.д. Мы не только проецируем наш опыт, но и то, что было свойственно нам чувствовать в этот момент. Таким образом, получается, что если в арсенале нашего личного опыта некие ситуации и переживания полностью отсутствуют мы, при всем своем желании, не сможем проецировать то, чего нет. Первый вывод, который напрашивается сам по себе- если нет прощения внутри, если человек не прощает самого себя и опыта такого прощения у него нет, то и прощать других он не сможет.

И снова о прощении. Для начала давайте задумаемся о том, с чего начинается это явление или процесс. Как на счет осуждения? Да, именно осуждение! Если мы не осуждаем нечто нам не нужно потом за это прощать. Логично? Итак, мы переполнены тем, что мы считаем плохим, греховным, достойным осуждения. Более того, мы верим, что нас можно обидеть и разочаровать. И тогда у нас появляется множество людей, нуждающихся (по крайне мере мы можем так думать) в нашем прощении. Но так ли это на самом деле? Откуда берутся подобные фантазии? Для аналитически ориентированных психологов ответ очевиден — «Из детства!».

Попробую объяснить. Когда ребенку исполняется год (плюс, минус пару месяцев) родители выдвигают к нему свои первые требования. Они касаются в первую очередь темы приучения к горшку, но также касаются темы послушания, приема пищи, поведения дома и на улице. С этого момента идеальная безусловная любовь заканчивается, и начинаются множественные условия любви. Не задумываясь, родители то и дело повторяют: «Кто это сделал? Ты плохой мальчик!», «Если ты не хочешь есть, значит ты не любишь маму!», «Если ты не будешь меня слушаться я уйду, не буду тебя любить, никто не будет тебя любить!» и т.д. Ребенок записывает на «подкорку» все эти «если» и сам начинает путать категории «БЫТЬ» с категорией «ДЕЛАТЬ». Быть плохим и поступать плохо – не одно и то же. Ребенок хороший, все люди хорошие, но в силу не знания, в силу заблуждений, страхов и/или собственных психологических травм могут вести себя так, что это выглядит плохо (может не только выглядеть, но и реально вредить окружающим). Ключевым моментом здесь я считаю центральную идею: «Люди не хотят тебе сделать плохо, люди хотят себе сделать хорошо». Так, многие наши нелицеприятные поступки продиктованы страхом и инстинктом самосохранения. Но страх не делает человека плохим, он делает его отчаянно агрессивным. Дайте ему безопасность, и он успокоится.

Но если мы верим в априори существующих «хороших» и «плохих», то как можно простить «плохих»? Если мы верим, что человек, нас оскорбивший был движим не страхом за себя, чувством отчаяния или униженности, а целенаправленным желанием нас оскорбить, причинить вред, то как такое можно простить или понять? Никак!
Конечно, не осознанно и не со зла, но родители приучают своего ребенка к тому, что он чаще виноват, чем прав. Чем больше наказаний, требований извинений, припоминаний о проступках ребенок слышит с самого детства, тем сложнее ему научится прощать. Принятие других такими какие они есть возможно только у человека, который принимает себя. Проецировать это принятие можно только есть опыт принятия тебя с самого детства, а это скорее исключение из правил.

Так как же научится прощать? Начинаем всегда с себя, а все остальное дело механизма проекции. Вспомните все ситуации, за которые вы до сих пор чувствуете себя виноватыми и попытайтесь понять, почему вы поступили именно так? Что вы чувствовали в тот момент, когда совершали то, за что стыдно? Как интерпретировали для себя все происходящее с вами? Вспомнили? А теперь простите. Вы не виноваты в своих чувствах и неправильной интерпретации, вас не учили жить и чувствовать по-другому. Все, что вы можете — это принять себя таким, какой вы есть. Сделайте это и люди, на которых вы обиделись, вдруг вызовут у вас сочувствие и сострадание. Чтобы это стало еще легче, поинтересуйтесь деталями их детства и юности. Узнайте об их проблемах и травмах, об их боли и переживаниях. Поверьте, преступниками не рождаются, ими становятся после несовместимых со здоровьем и целостностью психики травм. Именно так начните смотреть на людей, которых вы ненавидели, и прощение через понимание как-то само по себе наполнит ваше сердце!

Желаю вам удачи и чистого сияния сердца!
Автор: Ева.